Материалы отфильтрованы по дате: Суббота, 02 мая 2020

Творчество одного художника. Джордж Доу

 

 

Доу Джордж (1781— 1829) — английский художник.

 

В 1819 — 1829 годах работал в Санкт-Петербурге.

Художник пользовался покровительством герцога и герцогини Кентских. В 1819 году отправился вместе с герцогом Кентским в путешествие по Европе, в ходе которого привлёк внимание Александра I. Император заказал Доу портреты русских генералов, участвовавших в войне с Наполеоном I.

Приглашённый в Россию Александром I, художник увековечил своё имя созданием знаменитой Военной галереи Зимнего дворца. В 1820 г. он был избран почётным членом Петербургской Академии художеств, а в 1828 г. получил звание первого портретного живописца русского императорского двора. Портреты для Военной галереи, исполненные Доу совместно со своими русскими учениками В. . Голике и А. . Поляковым (работа продолжалась и после официального открытия галереи в 1826 до последних дней пребывания Доу в России), соединили торжественную риторику с живой эмоциональностью.

«Не портреты, а живые лица», — так отозвался о его произведениях художник А.Г. Венецианов.

В картинной галерее Рыбинского музея-заповедника представлен портрет Александра I, написанный Джорджем Доу в конце 1810-х — начале 1820-х гг.

На портрете Александр I, одетый в форму кавалерийского генерала «для ношения вне службы», позирует на фоне царскосельского пейзажа. Он изображён как победитель войны с Наполеоном. Поза свободная: опора на левую ногу, руки опущены вдоль тела, чуть согнуты в локтях. Лицо круглое, глаза голубые, губы сложены в лёгкую улыбку. На нём чёрный мундир с генеральскими эполетами, чёрные высокие сапоги со шпорами, на голове — фуражка. Фон — парк, вид на озеро, Камероновы галереи; слева — дворец, справа — Чесменская колонна. Небо с изменчивыми облаками от лилового до охристо-жёлтого цвета. Пейзаж не натурный, а сочинённый, романтический, полный кипения страстей. Надвигающиеся тучи напоминают о грозе 1812 года.

 

                     Джордж Доу. Художник. Около 1810-29 гг. Х., м.        Джордж Доу. Портрет Александра I. Конец 1810-х – начало 1820-х гг.  Х., м.

                    Джордж Доу. Художник (Автопортрет). Около 1810-29 гг. Х., м.         Джордж Доу. Портрет Александра I.
                                                                                                                          Конец 1810-х – начало 1820-х гг.  Х., м.
 

 

 

Подробная информация о картине Джорджа Доу из коллекции музея здесь

Ознакомиться с художественной коллекцией музея http://iss.rybmuseum.ru/

 

 

 

 

 

 

 

Опубликовано в События

Словарь Победы. Полевая кухня

 


Сегодня в нашей рубрике «Герои в нашей памяти живут» мы расскажем о терминах, использовавшихся во время Великой Отечественной войны. Военно-полевая кухня

Военно-полевая кухня кормила не только солдат, но и мирных жителей. Для многих, особенно из сожжённых деревень, это была единственная возможность получить кусок хлеба. Военные делились, чем могли. Вокруг полевых кухонь всегда кипела жизнь, и все стремились к ней, чтобы хоть на короткое время вернуться в мирную жизнь…

Приём пищи во время войны был важен для солдат: не только тем, что позволял насытиться, – это был и краткий отдых, и возможность поговорить с сослуживцами. Если угодно, эти недолгие минуты были, так сказать, мимолётным возвращением к мирной жизни. Поэтому полевые кухни были фактически центром жизни боевого подразделения (туда же, впрочем, стекалось время от времени и гражданское население, особенно дети, которых на полевых кухнях охотно подкармливали).

 

«Солдатская заповедь: подальше от начальства, поближе к кухне», – глубокомысленно заметил лейтенант Александров (он же Кузнечик) в фильме «В бой идут одни «старики», и сказал он сущую правду.

 

Полевая кухня была нужна, чтобы приготовить пищу и организовать питание бойцов в походных условиях, на удалённых объектах, в военных частях. Она часто состояла из нескольких котлов (до четырех, но мог быть и всего один). Топились кухни, разумеется, дровами, вода в котле закипала примерно за 40 минут, обед из двух блюд на роту солдат готовился около трёх часов, ужин – полтора часа. Любимыми блюдами, которые готовились на полевой кухне, были кулеш (суп из пшена, с добавлением других ингредиентов, пшённая крупа и сало), борщ, щи, тушёный картофель, гречка с мясом (из мяса была преимущественно говядина, употреблялась она в варёном или тушёном виде). Эти блюда идеально подходили для походных условий (с точки зрения, например, калорийности), и их было достаточно просто приготовить на полевой кухне.

 

Согласно приложению к постановлению ГКО от 12 сентября 1941 года, норма суточного довольствия красноармейцев и начальствующего состава боевых частей действующей армии была следующая:

Хлеб: с октября по март – 900 г, с апреля по сентябрь – 800 г. Мука пшеничная 2-й сорт – 20 г. Крупа разная – 140 г. Макароны – 30 г.

Мясо – 150 г. Рыба – 100 г. Комбижир и сало – 30 г.

Масло растительное – 20 г. Сахар – 35 г. Чай – 1 г. Соль – 30 г.

Картофель – 500 г. Капуста – 170 г. Морковь – 45 г. Свекла – 40 г. Лук репчатый – 30 г. Зелень – 35 г.

Махорка – 20 г. Спички – 3 коробки (в месяц). Мыло – 200 г (в месяц).

 

Из воспоминаний:

«Бывало голодно. Но это когда кухня отстанет! А так – за каждой батареей полевая кухня закреплена. Так что кормили нормально. Но, бывало, тылы отставали. Мы-то вперёд пёрли. На привал встанем. Комбат командиру взвода звонит, говорит: «Приходите на кухню». Приходишь. Успел повар на обед что-то сварить – хорошо, не успел – значит ешь сухой паёк. Бывало, что мы и курочек подстреливали, и другую живность. А если немецкий склад найдёшь – не запрещалось консервы брать или ещё что. На это особого внимания не обращали, мародёрством не считали. Солдата-то кормить надо», – отмечает артиллерист Аполлон Григорьевич Зарубин.

      

 

 

Больше информации, хранящейся в нашем музее о Великой Отечественной войне: здесь.

Война глазами военного фотокорреспондента газеты Западного фронта «Красноармейская правда» Савина Михаила Ивановича: здесь.

Ознакомиться с художественной коллекцией музея http://iss.rybmuseum.ru/

 

 

 

 

 

 

 

Опубликовано в События

Харитонов Фёдор Михайлович – выдающийся советский военачальник, участник Великой Отечественной войны

 


Сегодня в нашей рубрике «Герои в нашей памяти живут» мы расскажем о Харитонове Фёдоре Михайловиче – нашем земляке, советском военачальнике.

Харитонов Федор Михайлович родился 11 января 1899 года в селе Васильевское Рыбинского уезда Ярославской губернии. В 1907 г. поступил учиться в сельскую двухгодичную школу. В 1909 г. стал учиться во 2-ом Рыбинском городском училище, которое успешно закончил.

Четырнадцатилетним подростком поступил на вагоностроительный завод "Феникс" нагревщиком заклепок, затем подручным, позже – кладовщиком, был организатором союза молодежи им. III Интернационала на этом заводе. Потом работал табельщиком на изразцовом заводе Аксенова.

С началом Первой мировой войны был призван на фронт. Участвовал в подавлении белогвардейского мятежа в Рыбинске. В июле 1918 г. был назначен председателем комиссии исполкома по народному образованию и одновременно заведующим рабочим клубом Рыбинского вагоностроительного завода.

15 октября 1918 г. был принят в члены РКП/б/. Участвовал в Гражданской войне на Восточном и Южном фронтах, в 1919 г. воевал в составе Чапаевской дивизии, был ранен в бою под Уральском (вражеская сабля рассекла лицо, пуля повредила правую ногу) и попал в плен к белоказакам, на девятый день бежал, после чего был временно демобилизован и направлен в Рыбинск. Рыбинский уездный комитет партии направил его на работу в городской Совет, во главе одного из агитационно-боевых отрядов принимал участие в подавлении "кулацких" мятежей в Рыбинском районе. В феврале 1920 г. снова поехал на фронт, был членом ревкома одного из отрядов особого назначения в составе 13 армии (базировались в г. Александровске Екатеринославской губернии), был ранен в боях за Перекоп. По возвращении в Рыбинск был назначен зав. организационным отделом Рыбинского уездного комитета РКП(б) и одновременно секретарем отдела управления уездного исполкома, а также председателем комиссии народного просвещения при исполкоме.

В 1920 г. женился на Надежде Ярославцевой, дочери мастера канатной фабрики, работавшей инспектором отдела народного образования.

После гражданской войны строил Днепрогэс. В 1921–1930 гг. работал в военкоматах, был военкомом Рыбинского, Спасского, Рязанского уездов. Учился в школе комбатов и в Академии Генерального штаба. Окончил стрелково-тактические курсы усовершенствования командного состава РККА "Выстрел" имени Коминтерна. С 1931 г. командир стрелкового полка. 22 декабря 1935 г. Харитонову было присвоено воинское звание полковника. Награжден медалью "XX лет РККА". В 1937–1941 гг. – начальник штаба 17-й стрелковой дивизии 57-го стрелкового корпуса. В этой должности он прослужил два года и удостоился характеристики от Маршала Буденного: "Достоин продвижения на должность начальника штаба корпуса".

Начальником штаба 57-го стрелкового корпуса он назначен в августе 1939 г. 4 июня 1940 г. постановлением Совета Народных Комиссаров ему было присвоено звание генерал-майора.С осени 1940 г. он зачислен слушателем курсов высшего начальствующего состава Академии Генерального штаба. Курс обучения усвоил с оценкой "отлично". Характеристика: "…Решения принимает глубоко продуманные и веско обоснованные. Легко и быстро разбирается в сложной армейской операции… Может быть назначен командиром корпуса или начальником штаба армии". В сентябре 1940 г. Харитонов был переведен в штаб Московского военного округа на должность начальника одного из отделений, а затем отдела боевой подготовки. Командир 2-го воздушно-десантного корпуса в Харькове до июля 1941 года.

Во время Великой Отечественной войны с июля 1941 г. – заместитель начальника штаба Южного фронта, с 9 сентября – командующий 9-й армией того же фронта. Принимал участие в оборонительных боях на Западной Украине, в Молдавии и Донбассе. Особенно отличились войска под командованием Харитонова в ходе Ростовской оборонительной операции 1941 г. Награжден орденом Красного Знамени.

В ходе Харьковской операции 1942 г. 9 армия Харитонова, оказавшаяся на направлении главного удара врага, была отброшена противником, что стало одной из причин катастрофы наших войск. 20 мая 1942 года Харитонов был отозван в Москву для разбирательства и вероятного суда. Как писал начальник Генерального штаба генерал-полковник A.M. Василевский: "После неудачной Харьковско-Барвенковской операции, проводившейся войсками Юго-Западного и Южного фронтов в мае 1942 года, генерал-майор Харитонов, командовавший тогда 9-й армией Южного фронта, был отстранен от обязанностей и по настоянию командования Юго-Западного направления привлечен к судебной ответственности. Подробно зная всю историю этой операции и истинные причины ее неудач, я доложил Сталину, что вина Харитонова в данном случае является относительной, и просил не только не отдавать его под суд, а как хорошего военачальника назначить командующим войсками армии".

С июля 1942 года Харитонов командовал 6-й армией Воронежского, затем Юго-Западного фронтов. в Сталинградской битве, Острогожско-Россошанской операции и в боях на Харьковском направлении.

20 декабря 1942 года Ф.М. Харитонов получил звание генерал-лейтенанта. Награжден орденом Кутузова I степени.

В мае 1943 года состояние здоровья Харитонова резко ухудшилось. Он был доставлен в Центральный военный госпиталь.

Умер 28 мая 1943 года. Урна с прахом Ф.М. Харитонова установлена в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Прощаясь с Ф.М. Харитоновым, председатель комиссии по организации похорон, заместитель начальника Генерального Штаба А.И. Антонов сказал: "Он, будучи одним из тех, кто науку побеждать познавал в жестоких боях, много сделал для страны, для своего народа. Талантливый организатор, человек творческого поиска, коммунист-патриот, Фёдор Михайлович Харитонов будет всегда жить в наших сердцах, в памяти советского народа, воинов Красной Армии…".

3 июня 1943 года газета "Правда" опубликовала постановление СНК СССР об увековечении памяти генерал-лейтенанта Харитонова.

Отмечая выдающиеся заслуги Ф.М. Харитонова, отдавшего свою жизнь в борьбе за свободу и независимость Родины, Совнарком постановил: "Соорудить памятник генерал-лейтенанту Харитонову на его родине в городе Рыбинске. Переименовать Новгород-Волынское военное пехотное училище в Ярославское военное пехотное училище имени генерал-лейтенанта Ф.М. Харитонова".

В Рыбинске есть улица генерала Харитонова. На доме, где он родился установлена мемориальная доска. На проспекте Ленина – памятник выдающемуся земляку.

     


Ф.М. Харитонов. 28.04.1943 г.

 

 
Дом Харитоновых в с. Васильевское

 


Ф.М. Харитонов. 25.09.1928 г.

 


Федор Михайлович и Надежда Федоровна. 1940 г. 

 


Харитонов Ф.М. среди военных. 27.12.1941 г.

 


Вручение знамени 9-ой армии. Южный фронт. 1942 г.

 

 

В собрании музея хранятся личные вещи генерала: документы, фотографии, оружие. 

Дополнительная информация о Ф.М. Харитонове здесь

Больше информации, хранящейся в нашем музее о Великой Отечественной войне: здесь.

Война глазами военного фотокорреспондента газеты Западного фронта «Красноармейская правда» Савина Михаила Ивановича: здесь.

Ознакомиться с художественной коллекцией музея http://iss.rybmuseum.ru/

 

 

 

 

 

 

 

Опубликовано в События

Трудовой подъем рыбинцев в годы Великой Отечественной войны

 



Сегодня в нашей рубрике «Герои в нашей памяти живут» мы расскажем о трудовом подвиге рыбинцев в годы войны.

Трудовой подъем советского народа в годы войны нашел яркое выражение в массовом социалистическом соревновании. Оно превратилось в могучую движущую силу развития военного производства. Соревнование охватило миллионы рабочих, инженеров, техников и проходило по всей стране под боевым лозунгом «Все для фронта! Все для победы над врагом!».

В Рыбинске социалистическое соревнование принимало самые разнообразные формы. Это и развернувшееся по примеру горьковчан движение двухсотников, а затем трехсотников и даже пятисотников. Так на заводе полиграфических машин в июле 1941 года было 275 двухсотников, а в декабре того же года число их увеличилось до 515 человек. Это и многостаночничество, движение за совмещение профессий.

 

На машиностроительном заводе члены молодежной бригады Вали Михайловой, выполняя нормы выработки более чем на 200 % помимо своей основной специальностью овладели еще профессией шлифовщика, фрезеровщика.

На заводе дорожных машин возникла еще одна форма соревнования взятие «боевого задания». Так, токарь инструментального цеха Петухов, получив боевое задание, решил выполнить его на 500 %. Фактически же он его выполнил на 780%.

Все эти формы соревнования стали возможными благодаря широкому применению рабочей смекалки, развитию рационализации и изобретательства, внедрению технического прогресса.

Во всех передовых начинаниях на производстве важную роль в годы войны играла молодежь. В 1941 году по всей стране широкое распространение получил замечательный почин комсомольцев-горьковчан, выразившийся в создании на производственных участках фронтовых комсомольско-молодежных бригад, которые не покидали своих станков до тех пор, пока полностью не выполняют боевого задания.

 

Первая фронтовая бригада в Рыбинске была сформирована в конце 1941 года на заводе полиграфических машин под руководством опытного мастера Григория Ивановича Степанова и выполняла 3-4 нормы в день.

К концу 1943 года на заводе полиграфических машин работало уже 150 комсомольско-молодежных бригад. Работали ребята самоотверженно, с огоньком.

Несмотря на то, что зимой в цехах был страшный холод, рабочие не заботились о себе, а боялись, как бы не замерзла эмульсия в трубах станков. Отогревали ее водой, огнем. А сами, стоя у станка, подогревали кирпичи и клали их за пазуху – этим и спасались от холода. Ввиду холода работать приходилось в рукавицах.

 

Когда же заканчивалась смена, молодежи очень часто приходилось еще идти и на погрузку готовой продукции. И никто не жаловался на трудности.

Большой честью для комсомольско-молодежной бригады было получить звание фронтовой. Его нужно было заслужить самоотверженным, высокопроизводительным трудом, и когда ребятам его присваивали, всегда этот день был праздникам не только для них, но и для цеха, всего завода.

Первой в городе звание «фронтовой бригады» удостоилась комсомольско-молодежная бригада шлифовщиц машиностроительного завода под руководством Вали Михайловой.

 

На заводе полиграф машин одной из первых таких бригад была бригада Василия Батова. Сам он подростком пришел на завод в 1941 году. А в 1943 году был уже бригадиром фронтовой бригады. В день подготовки к празднованию 26 годовщины Советской власти члены бригады написали письмо бойцам 234 дивизий, где рапортовали о своих трудовых успехах. Поддержав инициативу московских комсомольцев – с меньшим числом людей давать больше продукции – они решили высвободить из своей бригады двух человек для создания новой бригады, а сами продолжали выполнять по 2-3 нормы.

«Цель наша одна, – писали они фронтовикам, – вы беспощадно громите немецко-фашистскую свору, уничтожайте ее, а мы в тылу будем трудиться, непокладая рук, будем помогать вам крепить могущество нашей Родины».

 

Комсомольцы города, выполняя обещания, данные героям фронта, показывали образцы трудовой доблести. Сорок шесть часов не покидал цеха комсомолец судоремонтного завода Сергей Гудовский. Отдохнув всего лишь три часа, он остальное время проводил за станком и закончил работу только тогда, когда полностью и качественно выполнил срочное задание.

К концу войны в городе было 529 комсомольско-молодежных бригад, которые объединили более 3000 молодых рабочих. 284 бригадам было присвоено звание фронтовых.

 

 

Фронтовая молодежная бригада полиграфзавода  

     

     

Бригадир фронтовой молодежной бригады полиграфзавода Б.И. Андрюшенко     Бригадир фронтовой молодежной бригады  полиграфзавода В. Батов 

 

 


Больше информации, хранящейся в нашем музее о Великой Отечественной войне: здесь.

Война глазами военного фотокорреспондента газеты Западного фронта «Красноармейская правда» Савина Михаила Ивановича: здесь.

Ознакомиться с художественной коллекцией музея http://iss.rybmuseum.ru/

 

 

 

 

 

 

 

Опубликовано в События

Яндекс_метрика

Яндекс.Метрика
Главная Суббота, 02 мая 2020