Материалы отфильтрованы по дате: Четверг, 07 мая 2020

Творчество одного художника. Р.Г. Судковский

 

 

Судковский Руфин Гаврилович (1850 — 1885) — живописец-маринист, академик Императорской Академии художеств.

 

Будущий живописец родился в Очакове, в семье потомственного священнослужителя. Как старший сын, он должен был унаследовать профессию отца. Поэтому будущий художник закончил сперва очаковское духовное училище, а потом и одесскую семинарию. Но, как оказалось, молодого семинариста ждало совсем иное призвание; его душа с детства была покорена красотою морских пейзажей его родины. В пору своего пребывания в Одессе способный юноша начал посещать рисовальную школу местного общества любителей искусства. Получив здесь необходимые профессиональные навыки, Судковский в 1868 г. поступил в Императорскую Академию Художеств. Через несколько лет учёбы его работы начинают удостаиваться серебряных медалей.

Однако в 1873 году молодой художник принял довольно неожиданное решение. Он пренебрёг традиционным для учеников Академии путём построения карьеры — от серебряных медалей к золотым и, мечте едва ли не каждого академиста, поездке за границу, после которой достойные работы обычно отмечались званием академика живописи. Прервав обучение в Петербурге, Судковский отправился на родину, к источнику своего вдохновения – Чёрному морю. Художник усердно работал над натурными этюдами на его берегах, а в 1874 году самостоятельно предпринял поездку за границу. Всё это способствовало быстрому прогрессу живописи талантливого пейзажиста, развитию его мастерства и техники.

В 1877 году Судковский счёл возможным представить в покинутую им Академию художеств свои работы для получения звание классного художника. Академия подошла к оценке своего бывшего ученика с определённым пристрастием, присвоив ему достаточно скромное звание классного художника 2-й степени. Однако талант Судковского теперь уже трудно было игнорировать и, ещё через два года, в 1879 году новые работы принесли ему вполне заслуженное звание классного художника 1-й степени.

 

Джордж Доу. Художник. Около 1810-29 гг. Х., м.

 

Именно этим, по-своему переломным для биографии Судковского, годом, и датируются обе музейные работы, принадлежащие его кисти. Небольшая картина, традиционно именуемая «В порту», изображает вечер, опускающийся на море. В отдалении замерли корабли у причалов города. На первом плане лодка с двумя рыбаками, видимо, закончившими проверку сетей. Но главную роль в работе играют не они, а меркнущий закат. Его свет озаряет небо с лёгкими облачками, заставляет сиять необычным, каким-то флуоресцирующим светом поверхность моря.

Ещё значительнее роль освещения в довольно большом полотне художника «Лунная ночь на море». В творчестве Судковского эта тема встречается неоднократно (1879; Луганский художественный музей). Схожа даже общая композиция полотен с берегом в правой части и морем в левой. Однако от других его «Лунных ночей» рыбинский вариант отличается взволнованной романтикой, явственно ощущаемым ритмом безмолвно спешащих облаков и волн морского прибоя, разбивающихся о камни почти скрытого во мраке берега. По сторонам полотна и берег, и тёмная морская поверхность сливается с ночным небом по цвету. Лучи невидимой луны освещают облака, их светлая дорожка, продолжающаяся на морской поверхности, образует своеобразную ось пейзажа. Колорит картины построен на зеленовато-серебристо-жемчужных тонах, заставляя вспомнить наивную историю про «лунную краску», которой объяснялись все успехи художника. Эту историю неискушённые зрители рассказывали про А.И. Куинджи, практически одновременно с Судковским выступившего со своими «лунными» полотнами.

Пересечение творческих исканий Судковского и Куинджи, независимо друг от друга взявшихся за решительное обновление средств пейзажной живописи, в своё время даже послужило поводом для конфликта между двумя художниками, чьи работы в это время вызывали невероятный восторг у публики. Куинджи обвинял Судковского в том, что последний позаимствовал у него мотив прибрежных камней, просвечивающих сквозь гладь воды. Судковский отвергал обвинения, предъявляя вполне самостоятельные работы, включавшие спорный мотив. У каждого из них были свои многочисленные сторонники и противники, настаивавшие на приоритете их кумира.

Официальное же признание пришло раньше к Судковскому, который, как писал увлечённый критик, «по силе и мощи кисти не имел себе конкурента среди сотоварищей». В 1882 году Академия художеств присудила своему строптивому ученику долгожданное звание академика. К сожалению, яркая жизнь художника, через три года после этого неожиданно скончавшегося от тифа, оказалась и очень короткой. А через несколько десятилетий громкая слава следующего поколения пейзажистов затмила известность талантливого пейзажиста, казавшегося своим современникам звездой первой величины.

 

Джордж Доу. Художник. Около 1810-29 гг. Х., м.      Р.Г. Судковский. В порту. 1879 г. Х., м.

 Р.Г. Судковский. Лунная ночь на море. 1879 г. Х., м.                                                 Р.Г. Судковский. В порту. 1879 г. Х., м.                                                                                                                       

 

Подробная информация о картинах Р.Г. Судковского из коллекции музея здесь

Ознакомиться с художественной коллекцией музея http://iss.rybmuseum.ru/

 

 

 

 

 

 

 

Опубликовано в События

Плакаты из серии «Окна ТАСС». Кукрыниксы. Великая Отечественная война

 

 

 

Не ошибёмся, если скажем, что коллективный творческий псевдоним Кукрыниксы существует на слуху не только у знатоков советского изобразительного искусства, но и у публики далёкой от этой темы. Под псевдонимом скрываются три автора – Куприянов М. В., Крылов П. Н. и Ник. А. Соколов. Вглядитесь в фамилии художников, вам станет понятно, как сложился немного колючий, но очень запоминающийся псевдоним самого известного творческого союза, возникшего ещё в 1920-е годы, когда молодые художники учились во ВХУТЕМАСе.

Творческое наследие этих авторов хранится в ведущих музеях страны, но мало кому известно, что в собрании Рыбинского музея-заповедника сложилась солидная коллекция произведений Кукрыниксов, их индивидуальных работ и произведений художников из их окружения. Большинство этих памятников советского искусства появилось в Рыбинске, благодаря Никсу – Николаю Александровичу Соколову.

Николай Александрович, будучи москвичом по рождению, Рыбинск считал своей творческой родиной. Прожив на родине матери всего три года, он получил здесь первые изобразительные навыки, глубоко погрузился в атмосферу творчества в изостудии Пролеткульта у «живого, остроумного, изобретательного» Михаила Михайловича Щеглова.

В 1994 году художественная коллекция музея пополнилась девятью авторскими плакатами Кукрыниксов 1940-х годов. Представить творчество Кукрыниксов без такого важного отрезка времени, как Великая Отечественная война, невозможно. Плакаты из серии «Окна ТАСС» – знаковое явление в их творчестве.

Большой (189 х 81см), выразительный плакат под названием «Непрочные вещи немецкие клещи» 1941 года был создан в сложнейший период Великой Отечественной войны, когда немецкие войска стояли от Москвы на расстоянии 30 километров.

В музей данный лист поступил в очень сложном, аварийном состоянии. Основой плаката служит газетная бумага, на которую через трафарет нанесено изображение клеевыми красками. Хрупкая от природы бумага за более чем 50-летнюю историю своего существования под воздействием света, стала ещё более ломкой, покрылась множеством разрывов, изломов, утрат. Кроме того, от света бумага пожелтела до такой степени, что изображение плана окружения и взятия Москвы цвета охры хорошо когда-то видимое на белом фоне, слилось с цветом ныне побуревшей бумаги, стал плохо различим дым, выходящий из рук Гитлера.

Имевшие место в создании плаката технологические погрешности вполне объяснимы. Обстановка военного времени требовала от художников предельной оперативности, на работу отводилось 24 часа, в экстренных случаях не более четырёх. Отсутствовали достойные материалы. Основой плакатов служила бумага самого низкого качества – обёрточная и газетная. Никто в тот момент не думал о создаваемых произведениях, как вечных памятниках культуры, которые впоследствии войдут в историю не только советского, но и международного плаката.

 


Кукрыниксы у рейхстага. 05.1945 г.


Плакат. «Клещи». 1941 г.
(до реставрации)


Плакат. «Клещи». 1941 г. 
(после реставрации)

 

 

Подробнее узнать о Кукрыниксах можно здесь

 


Больше информации, хранящейся в нашем музее о Великой Отечественной войне: здесь.

Война глазами военного фотокорреспондента газеты Западного фронта «Красноармейская правда» Савина Михаила Ивановича: здесь.

Ознакомиться с художественной коллекцией музея http://iss.rybmuseum.ru/

 

 

 

 

 

 

Опубликовано в События

Словарь Победы. Часы

 

 

 

Сегодня в нашей рубрике «Герои в нашей памяти живут» мы расскажем о терминах, использовавшихся во время Великой Отечественной войны. Часы.

 

Часы во время Великой Отечественной войны имели не меньшее значение, чем оружие. Без точных часов невозможно согласовать совместные действия различных воинских подразделений, часы вместе с компасом были главным средством авиационной навигации. Они были нужны для прицельной артиллерийской стрельбы, для координированного выхода радистов на связь. В бою их использовали моряки, летчики, пехота, танкисты. Штурманы авиации прокладывали курс по карте вручную, имея лишь компас и часы-секундомер, которые помогали определить пройденное расстояние по истинной скорости.

Какие же часы были у бойцов Красной Армии во время Великой отечественной войны? После революции производство часов осуществляло Главное управление точной механики, позднее «Трест точной механики» (Гострест Точмех). В состав треста входили национализированные фабрики по производству ходиков, ремонтные мастерские, а так же кустарные сборочные мастерские, собиравшие часы из полуфабрикатов оставшихся с царских времён. Разумеется, для страны этого было недостаточно, да и царские запасы быстро закончились. После неудавшихся переговоров с лидерами в производстве часов «Буре», «Мозер», «Нарден», «Докса», «Тиссо», «Ле Глоб», «Таван», «Омега», «Лонжин» и «Зенит» об организации производства часов в СССР было принято решение о покупке готового производства.

В это время в США обанкротилась фирма Dueber Hampden — ее станки, материалы и комплектующие были выкуплены Советским Союзом в 1929 году. России досталось оборудование ценой 325 тысяч долларов и запасные части на сумму 135 тысяч долларов.

На этих производственных мощностях можно было выпускать до 250 тысяч часов в год. В СССР оно использовалось для производства четырех типов часов: мужских карманных для Наркомата путей сообщения; мужских наручных для Красной Армии. Фабрика, получившая название «Первый Государственный часовой завод» или 1ГЧЗ была построена с нуля за 7 месяцев и 1 октября 1930 года начала свою работу, а 5 ноября были выпущены 50 экземпляров карманных часов, собранных полностью из деталей собственного производства. Это был подарок стране к годовщине великой Октябрьской революции.

Однако, во время войны советские заводы не могли обеспечить всех часами, многое приходилось докупать за границей, большое количество часов попадало в руки военных в качестве трофеев. С началом контрнаступления Советской армии в ее подразделениях начали действовать «трофейные команды», шедшие вслед за наступающими частями. Часы, собранные такими командами, поступали в наградной фонд. Часы зачастую оказывались более ценным подарком, чем нагрудные знаки воинской доблести. Командование понимало, что до момента награждения медалью или орденом их подчиненные могут просто не дожить. 

 

В мае 1945 года в Берлине Красная армия обнаружила на одном из немецких складов 17 тысяч наручных часов Selza. Когда город был взят, этими часами в качестве памятного подарка награждали солдат и офицеров, отличились в боях за немецкую столицу в качестве трофеев советским воинам попадали часы как немецкого производства, так и швейцарского производства.

 

Из истории:  Наручные часы «Selza» знамениты еще тем, что именно в них сфотографирован офицер Алексей Ковалев, водружающий Знамя Победы над Рейхстагом, что является историческим фактом.

Данная  фотография впоследствии подверглась ретушированию. Были добавлены грозовые облака, для подчёркивания драматизма момента. Было изменено знамя, чтобы оно было более красным. Также были заретушированы вторые часы Абдулхакима Исмаилова, который поддерживал Алексея Ковалёва, водружающего флаг. В редакции посчитали, что это может послужить основанием для обвинения в мародёрстве, и фотограф перед публикацией удалил одни часы при помощи иглы.

 

  

 Наручные военные (окопные) часы,"Selza", Швейцария" 1944 г.

 


Больше информации, хранящейся в нашем музее о Великой Отечественной войне: здесь.

Война глазами военного фотокорреспондента газеты Западного фронта «Красноармейская правда» Савина Михаила Ивановича: здесь.

Ознакомиться с художественной коллекцией музея http://iss.rybmuseum.ru/

 

 

 

 

 

 

Опубликовано в События

Бородулин Николай Павлович – участник Великой Отечественной войны

 



Сегодня в нашей рубрике «Герои в нашей памяти живут» участник Великой Отечественной войны Бородулин Николай Павлович.

Бородулин Николай Павлович родился 13 декабря 1919 г. в деревне Кайлово Угличского района Ярославской области. В 1939 г. был призван в ряды Красной Армии, служил в 226 гвардейском артиллерийском полку 23 стрелковой дивизии старшим орудийным мастером.

В феврале 1940 г. в составе дивизии был переброшен на финский фронт, но участия в боях принять не успел.

Встретил начало Великой Отечественной войны в Литве, на немецкой границе, где в бою на 3-й день после начала войны был ранен в руку. Отступая с полевым госпиталем, попал в окружение под местечком Бордово (в конце июня). При отступлении в Ново-Соколинском районе сформировался партизанский отряд, который к февралю 1942 г. насчитывал до 200 человек, Бородулин стал командиром диверсионной группы. К маю 1942 г. наладили связь с фронтом и 3-й ударной армией.

Н.И. Бородулин принимал участие во многих операциях в Локнянском районе: подрыв бронепоезда, уничтожение склада с боеприпасами, подрыв эшелона с живой силой и техникой, взрыв ж/д моста на ст. Тримовичи. В сентябре 1942 г. партизанские группы были объединены в партизанские бригады, а бригады - в 1-й Калининский корпус. Сначала Бородулин стал начальником штаба 6 партизанского отряда спецназначения, а затем командиром 7-го партизанского отряда 3-ей Калининской партизанской бригады. Данные соединения воевали в тылу врага на территории Белоруссии и в р-не г. Опочка.

Бородулин награжден орденами Ленина, Красной Звезды; медалью "Партизану Отечественной войны" I степени и др. Ветеран труда. Член КПСС с 1943 г.

Скончался в 1998 году, похоронен на южном кладбище г. Рыбинска.

 

     

 

   

 

Подробнее узнать о Н.П. Бородулине можно здесь

Больше информации, хранящейся в нашем музее о Великой Отечественной войне: здесь.

Война глазами военного фотокорреспондента газеты Западного фронта «Красноармейская правда» Савина Михаила Ивановича: здесь.

Ознакомиться с художественной коллекцией музея http://iss.rybmuseum.ru/

 

 

 

 

 

 

 

Опубликовано в События

Четвероногие герои, наравне с людьми приближавшие долгожданную Победу. Лошади и все-все-все...

 

 

 

Вторую мировую войну называли войной моторов. Но техника часто не справлялась, и тогда на помощь вновь приходили верные четвероногие помощники: бок о бок с людьми сражались лошади, верблюды, ослы, лоси, олени.

Часть четвёртая — «Лошади и все-все-все...».

 

Лошади старались, как умели,

Вынесли героев из атак —

Чтоб герои в песнях прогремели,

Только не споют о лошадях…

 

В годы войны в рядах Советской Армии «проходили службу» около трёх миллионов лошадей. Им нелегко приходилось. Конница, безусловно, проиграет в «войне моторов». Но без лошадей невозможна была бы Победа! Именно они безотказно и послушно перемещали тяжёлые орудия, меняли огневые позиции батарей – в бездорожье, в условиях плохой видимости, по гололёду, в весеннюю распутицу...

Незаменимы были лошади в разведке. Стремительные марши по 60-80 км. за ночь. Практически бесшумно, неожиданно для врага, очень оперативно. Внезапная конная атака – и лихой эскадрон скрылся вдали, пока ошарашенный враг приходит в себя и подсчитывает потери...

Медсанбат, понтонная переправа, рейды по тылам противника – всё это страницы славной истории кавалерии!

За время Великой Отечественной войны на полях сражений было потеряно более миллиона лошадей. Имена этих скромных тружеников фронта практически никому не известны. Но трудно представить нашу Победу без этих красивых и благородных животных.  


Памятник «По дорогам войны» установлен в Парке Победы на Поклонной горе в г. Москве. Является подарком монгольского народа к 70-летию Победы


Памятник воинам-куртатинцам, погибшим в Великую отечественную войну

 

 

Во время Сталинградской битвы в Астрахани была сформирована резервная 28-я армия, в нее входил 902-й стрелковый Берлинский ордена Кутузова полк, 248-й Одесской Краснознаменной стрелковой дивизии, в которой тягловой силой для пушек были верблюды. Пришлось выловить в окрестностях и приручить 350 диких верблюдов. Двое верблюдов по имени Яшка и Машка дошли с солдатами до Берлина.

В 1945 году именно 902 стрелковый полк первым пробился к гитлеровской канцелярии и вел стрельбу по рейхстагу. Подробнее о Яшке и Машке можно узнать здесь.

  

Видать, на службу фронтовую

Сполна он получил права:

То возит кухню полевую,

То тащит для неё дрова.

Хотя шумит стальная вьюга,

И смерть грозит со всех сторон,

Верблюд не чувствует испуга,

Покуда делом занят он.

 

«Корабли пустыни» возили боеприпасы, горючее для танков и самолётов, продукты, воду для кухонь, топливо; на них эвакуировали раненых красноармейцев. Только за один рейс «верблюжий батальон» перевозил на большое расстояние 12 тысяч пудов различного груза, что заменяло 134 грузовых автомобиля. Верблюды показали себя сильными, неприхотливыми и совершенно бесстрашными животными. Большинство из них погибли в разных сражениях. Но несколько выносливых животных дошли до Берлина вместе с нашими солдатами. После войны они были «демобилизованы» в зоопарки. 


Верблюд Яшка из 902 стрелкового полка. Берлин. 22.05.1945 г. 


Памятник «Мы победили» находится в центре города Ахтубинска  на площади Ленина. Он установлен в 2010 году и посвящен 902 Берлинскому стрелковому полку, формировавшемуся на территории Ахтубинска. Это единственный в России памятник верблюдам, участвовавшим в Великой Отечественной войне и дошедшим до самого Берлина 

 

 

Во время Великой Отечественной войны, в сражениях в Крыму и на Северном Кавказе самые тяжёлые грузы таскали выносливые ослики. И не только снаряды, провизию, брёвна для блиндажей, но и раненых.

 

Сер, да не волк,

Длинноух, да не заяц,

С копытами, да не лошадь.

 

Причём, несмотря на знаменитое упрямство, ослики оказались очень сообразительными и приспособленными для войны. Подвижные и относительно миниатюрные, они шустро бегали по траншеям и были почти неуязвимы для вражеских пуль — за исключением длинных ушей. Однако, что удивительно, вскоре они сами научились их прижимать. Вид «окопного» ослика с робко прижатыми ушами был очень трагичным и трогательным.

 

 

Продолжение следует...

  


Больше информации, хранящейся в нашем музее о Великой Отечественной войне: здесь.

Война глазами военного фотокорреспондента газеты Западного фронта «Красноармейская правда» Савина Михаила Ивановича: здесь.

Ознакомиться с художественной коллекцией музея http://iss.rybmuseum.ru/

 

 

 

 

 

 

Опубликовано в События

Яндекс_метрика

Яндекс.Метрика
Главная Четверг, 07 мая 2020